«99 франков»

Фильм «99 франков» уже давно является для меня одним из самых любимых кинематографических произведений, на что существуют как минимум две веские причины. Во-первых, это своеобразный фильм-провокация, непохожий на остальные, причем сложно даже сказать, к какому именно жанру он относится, что, несомненно, придает особенную , так сказать, изюминку, добавляя ее ко всем остальным достоинствам, коих немало. А во-вторых, не стоит забывать, что фильм снят по книге Фредерика Бегбедера, одного из наиболее интересных современных авторов. Книга эта, кстати, была для француза дебютом, а рейтинги продаж лучше всех критиков дадут понять, что дебют удался, ведь даже сейчас, спустя более десяти лет с момента появления, «99 франков» продолжают пользоваться спросом, в том числе и на российском рынке, где Бегбедер давно уже широко известен и его произведения продаются десятитысячными тиражами. А фильм по его первому произведению, по-моему, не снять было просто нельзя.
Герой ленты, Октав, является прототипом самого автора. Он не просто рекламщик, не просто криэйтор и не просто избалованный циник. Он не много не мало повелитель мира, ведь именно ему выпала возможность решать сегодня, что мы захотим завтра. Октав является эдаким героем 21 века, его высокомерие и снобизм вполне оправданы — он и впрямь является талантливым человеком, а его склад ума — чуть ли не идеальным для того, чтобы быть успешным человеком в современном обществе, при этом не потея на работе и не особо заботясь о собственных расходах. Надменная улыбка Октава является прямым знаком превосходства над остальными. Превосходства тех, кто предопределяет людские желания над теми, кто, сами того не понимая, воспринимают эти желания за свои собственные.
Сюжет в фильме развивается под комментарии главного героя,  причем сама концепция киноленты на редкость интересна и занимательна: в этом фильме не одна концовка, как везде, а две, что связано, опять таки, с рекламой и устройством продвижения художественного фильма в массы, когда на пробном показе демонстрируют разные концовки, а люди в зале голосуют за ту, которая им больше пришлась по нраву.
«99 франков» состоит из нескольких частей. Первая из них называется «Я», в которой Октав рассказывает про себя, свой образ жизни и нюансы  работы: «В идеале вам надо возненавидеть меня, прежде чем возненавидите эпоху, меня породившую. Своих желаний у вас больше нет, я навязываю вам мои. Не один кретин за последние 2000 лет не был так всемогущ, как я.». Рассказчик не особенно стесняется в выражениях, говоря со зрителем свысока и где-то с ленцой. Ему нравится собственная профессия, именно о таком будущем он мечтал в юношестве. Октаву 33 года, и, как он сам сказал в начале фильма, то, как он их провел, его вполне устраивает. Еще бы, ведь у него бессрочный контракт, большая зарплата, и практически никаких серьезных обязанностей: приходя в офис, он откровенно валяет дурака, а его функции заключаются в том, чтобы придумывать короткометражные рекламные ролики, которыми наполнены все телеканалы. Он просто зарабатывает на том, что включает иногда свою богатую фантазию и выдает очередной сюжет для очередных толстосумов, обратившихся в рекламное агентство. Собираясь за круглым столом, они вместе решают, как «сбыть 12 000 тонн нового йогурта». Плюс ко всему, Октав большой любитель кокаина, что является причиной того, что тусовки и презентации зачастую сменяются стрессом и апатией.
Вторая часть фильма называется «ТЫ» и рассказывает о девушке по имени Софи, которая, попав на работу в агентство, сразу попадает под пристальное внимание Октава, а затем и к нему в постель. Повествование ведется от второго лица, то есть герой говорит о самом себе, обращаясь непосредственно к зрителю: «С тех пор, как Софи бросила тебя, ты ходишь по клетке в 200 квадратных метров. Ты не открываешь шторы и живешь в одной из 9ти комнат. Насколько проще было вести себя как старый холостяк, когда ты знал, что Софи ждет тебя». Октав после разрыва с девушкой пребывает в состоянии овоща, заказывая еду по телефону и проводя время за просмотром порнографии. Причем он отлично отдает себе отчет в том, что сам виноват во всем произошедшем. Сидя в за ужином в ресторане, Софи дала понять Октаву, что беременна, а он, свою очередь, испугался ответственности и свернул, чтобы потом тщетно пытаться разобраться в себе и своих чувствах, игнорируя остальных. Хомячок в рабочем кабинете между тем дохнет от того, что несостоявшийся папаша периодически подсыпал ему в клетку кокаина, так, забавы ради.
Следующая часть получила название «ОНА» и повествует о том, как Октав решал проблему «заменителя Софи». А поступал он, надо сказать, весьма оригинально, вызывая на дом проститутку Тамару и снимая ее танцующей на видеокамеру, предварительно прося пользоваться теми же духами, что и Софи. Тем самым Октав еще раз показывает свое превосходство над зрителем, ведь немногие могут позволить себе столь экстравагантные развлечения, потому как никакой близости между ним и Тамарой ни разу не случалось. Между тем не обходится и без нот драматизма, в сцене, когда Софи присылает Октаву кассету, на которой записана съемка узи его будущей дочери. Наш повелитель мира, недолго думая, отправляется на очередную вечеринку, после которой оказывается в карете скорой помощи. Диагноз — передозировка. Вот так бывает, даже с теми, кому, вроде бы, грех жаловаться на жизнь, ан нет, у сложных людей проблемы весьма простые, и никуда от них не денешься, что этот случай в очередной раз доказывает. Октав пролежал некоторое время в наркологической больнице и вернулся к обычной жизни, узнав, что Софи в Канаде, а его начальник — в могиле. «Когда рекламщик переселяется к Богу, его заменяют живым рекламщиком». И наш герой решает отомстить за друга весьма интересным способом: он продвигает Тамару на кастинге нового ролика и самостоятельно, втайне ото всех, снимает свою версию клипа, которая должна стать настоящей бомбой, разоблачающей всех и вся. «Вот теперь я вернулся».
В заключительной части фильма мы сначала видим первую концовку, в которой Октав, вместе со своим коллегой-криэйтером и небезызвестной Тамарой отправляется на спортивном автомобиле в поисках приключений, которые, впрочем, находят их сами. Под действием нелегальных, как всегда, веществ, друзья попадают в дурную историю, которая грозит окончится судом. Октав, удирая от полиции, выходит на крышу здания. Тут повторяется самое начало фильма, его своеобразное предисловие, когда, перед тем, как увидеть тело главного героя, летящее вниз, мы слышим ставшую уже культовой фразу:»Все временно: любовь, искусство, планета Земля, вы, я. Особенно я.»
При первом просмотре фильма я поначалу разочаровался, увидев такую концовку, но тут, о чудо, начинается вторая версия развязки, которая превзошла самые мои оптимистичные прогнозы.
Именно в этой версии финала мы видим поистине эпичный момент, который сравним с самыми масштабными боями исторических фильмов и самыми слезливыми концовками мелодрам: Октав подстраивает собственную смерть, садиться в кресло, затягивается сигарой и наблюдает по телевизору за своим триумфом, смотря ролик, в котором обличает всю гнилую рекламу, к коей сам он не хочет больше иметь никакого отношения. «Я наслаждался своей революцией. Я исчезал. Далеко. Чтобы научится жить по-другому».
Может мы все когда-нибудь поймем что-то важное и тоже научимся жить по-другому, на необитаемом остове? Может к нам тоже приплывет Софи с дочерью и мы познаем абсолютное счастье? Не уверен, но правду говорят, что хорош тот фильм, который заставляет нас задуматься. А после просмотра «99 франков» не задуматься просто невозможно.

Гусев Алексей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *